Пномпень. День первый

Итак, 22 января в районе обеда наш автобус плавно приземлился в центре Пномпеня, недалеко от сооружения под названием Olimpic Stadium. Я так полагаю, что это главное спортивное сооружение страны, хотя совершенно не понятно, каким видом спорта славится Камбоджа. Ну это и правильно – зачем бегать, когда есть мотобайк.

Как только я вылез из автобуса, меня сразу начали атаковать в лоб водители тук-туков, не теряющие надежду заработать свои пару баксов. Я не сомневался, что таксист может за доллар довести до нормального дешевого жилья, но часто случается, что мест дешевых нет, есть только подороже, и вот он уже возит тебя туда-сюда по всему городу, а потом просит добавку за изнурительный труд. Так что пришлось быстрым шагом покинуть зону психологического давления и, встав в теньке дома, немного отдышаться и собраться с мыслями. Еще находясь во Вьетнаме, я обзавелся телефонами двух жителей Пномпеня, участвующих в проекте Couchsurfing и откликнувшихся на мою просьбу о помощи. Сэм – молодой кхмер, отказавшийся пустить меня пожить по причине занятости, но бывший не прочь встретиться вечером и поболтать. Патрисия – белая женщина, которая оставила только номер телефон, тем самым, дав мне надежду получить халявный ночлег. Вариантов развития событий было несколько, первым из которых была встреча с Патрисией. Поскольку никаких железных договоренностей у меня не было, нужно было подыскать себе отель.

У меня на руках была потрепанная карта Пномпеня, которую мне подарил Сид. Там были обведены ручкой несколько отелей, на которые пал выбор моего индийского друга - Hostel Nomads, неизвестный хостел рядом с Orussei Market и OKEY Guest House. Сид, выбору которого я абсолютно доверяю, посоветовал мне Nomads. План был в том, чтобы дойти пешком до Nomads, купив по пути камбоджийскую SIM-карту, и связаться с Патрисией, узнав, может ли она помочь с ночлегом.

Но сперва я решил посетить район Orussei Market, поскольку он находится ближе всего от стадиона, а дорога все равно шла мимо. Изначально я выбрал неверное направление, так что пришлось дать хорошего круголя, что бы попасть в место скопления отелей. В принципе, я всегда люблю начинать свое знакомство с городом именно с пешей прогулки, потому что так можно получить первое представление о том, куда попал. Район вокруг Олимпйского стадиона, где я шел, не имел совершенно никаких особенностей, за которые мог бы зацепиться глаз. Здания без архитектурных изысков времен французского колониализма, широкие улицы, не отличающиеся большой интенсивностью движения, минимальное количество случайно проходящих камбоджийцев. Страдающие от безработицы тук-тукеры активно досаждают всех, в ком можно заподозрить наличие лишнего доллара. Местами встречаются дорогие отели и банки, одетый в униформу персонал которых буквально излучает гордость и радость оттого, что здесь работают. Градус сумасшествия в воздухе заметно уступает Вьетнаму, и совершенно не понятно, чем живет этот город. Приятно радует, что все улицы Пномпеня пронумерованы. Везде развешаны указатели, и даже в том, как следуют номера, прослеживается некоторая логика. Даже если и есть нормальное человеческое название, рядом обязательно стоит номер улицы – как будто специально для туристов придумано.

О! На подходе к Orussei Market заметно некоторое оживление – рынок все-таки. Вдоль дороги, где я шел, расположены многочисленные небольшие харчевни и магазинчики. Сам крытый рынок находился на противоположной стороне дороги в некотором удалении от проезжей части, а перед ним располагалась настоящая «Сытная» площадь. Пространство, размером никак не меньше половины футбольного поля, плотно заставлено обеденными столиками и многочисленными лотками с готовящейся едой на любой не взыскательный вкус. Разумеется, тут толчется множество местных жителей, как бы давая понять, что Пномпень – это город с населением 2 миллиона человек. Углубившись вглубь домов подальше от большой дороги, я обнаружил, в соответствии с пометками на моей карте, райончик с недорогими отелями. Цена за двухместный номер тут начиналась с 6 долларов, а общее количество гостиниц давало надежду на то, что на худой конец я найду свое пристанище здесь. Бегло осмотревшись, я продолжил свой путь к озеру, где по моим данным находился лучший в Пномпене хостел Nomads.

Дойдя до своего первого оживленного перекрестка, я начал переходить дорогу, в процессе чего был оглушен осознанием того, что водят в Камбодже совсем не так, как во Вьетнаме. Вроде бы основной транспорт – также мотоциклы, водители с тем же характерным азиатским прищуром, ездят, опять же, как попало. Но, как говорил Василий Иванович Петьке в одном известном анекдоте, есть один нюанс. Несмотря на то, что вьетнамское дорожное движение самое хаотичное в мире, что порой пугает приехавших туда в первый раз, переходить дорогу там очень просто. Существует негласное правило, согласно которому основную ответственность за безопасность несут водители мотоциклов. И они реально отрабатывают эту ответственность, контролируя АБСЛОЛЮТНО ВСЕ, что происходит на дороге. Если пересекать проезжую часть прямолинейно и без неожиданных рывков, откровенно не кидаясь под колеса и не врезаясь в бока мотоциклов, не забывая при этом пропускать автобусы, то можно быть уверенным, что тебя объедут. В Камбодже все совершенно иначе – здесь самым бесправным участником движения является пешеход, на которого перекладывается вся полнота ответственности за собственную жизнь. И это притом, что работающие пешеходные переходы есть далеко не везде, где нужно. Когда в нескольких сантиметрах от меня на полной скорости проехал один мотоциклист, а другой резко затормозил, совершенно недоумевая, как это я вдруг оказался у него на пути, стало очевидно, что тактику перехода улицы надо менять.

По улице Monivong Blvd, известной так же, как улица 93, я быстрым шагом прошел неизбежный километр до улицы имени главного болгарского коммуниста товарища Димитрова, и, свернув направо, через некоторое время нашел хостел мечты. К сожалению, для персонала Nomads я не был постояльцем из их снов, так что был отфутболен с банальной мотивировкой – мест нет. Это было ой как печально, потому что хостел располагался в очень неплохом районе – рядом с озером, холмом старухи Пень, центральным рынком и рекой Тонлесап. Еще одним плюсом гостиницы является то, что ей владеет мужчина европейской наружности, что автоматически подразумевает серьезный подход к делу. И это не говоря еще про рекомендации Сидхартхи – одного из самых дотошных туристов в мире. Так что первый раз в жизни советую хостел, в котором не жил сам! Главное забронировать через Интернет. Мне же тут места не нашлось. Не нашлось места и в других близлежайших хостелах все по той же причине – нет мест. Я попросил девушку на ресепшене позвонить Патрисии, но та не брала трубку. Так что я решил идти в обратном направлении, стараясь присмотреть жилье в этом районе и связаться, наконец-таки, с кем-нибудь из своих виртуальных знакомых.

Хостелы мне больше не попадались, а отели шли уже слишком большой ценовой категории – аж от 10 американских долларов. Из добрых побуждений меня на мотоцикле повезли к самому дешевому номеру в округе и показали комнату за 5-7 долларов. Находящийся на пятом этаже номер, стены и пол которого были отделаны древней, когда-то белой кафельной плиткой, напоминал скорее больничную палату из какого-нибудь старого трешевого фильма, и никакого желания останавливаться здесь, а тем более оставлять вещи у меня не возникло. Купив SIM-карту местного оператора за 2 USD, я отправил сообщения Патрисии и даже позвонил ей, но по какой-то причине она меня игнорировала. Пришлось прервать все попытки поиска альтернативных решений и вернуться к Orussei Market – солнце уже садилось. По дороге я сбросил сообщение Сэму с предложением встретиться.

Я думаю, что каждый, прогуливаясь по Пномпеню, замечает, что это «Город Лексусов и мотоциклов». Большинство жителей Камбоджи – люди очень бедные, для которых 60 долларов в месяц является очень неплохой зарплатой. Понятное дело, что подержанный китайский скутер – это максимум, на что они способны. «Если в стране ходят денежные знаки, то должны быть и люди, у которых их много» - писали в далеком 1931 году классики советской беллетристики. И такие люди в Камбодже есть, причем все из них обязательно ездят на больших дорогих внедорожниках. Лексус – это самая распространенная марка, хотя и не единственная, как можно было подумать. Внедорожники Mercedes, Land Cruiser, а так же монстры американской автомобильной индустрии без проблем находят здесь своих хозяев. Богатеи не уважают седаны, хэтчбэки или универсалы, даже паркетные джипы встречаются не часто. Здесь главное, что бы было видно – едет человек с деньгами. Владельцы джипов плюют на всех прочих участников дорожного движения, которые в страхе рассыпаются в стороны, едва водитель внедорожника задумает сделать очередной маневр. Также особой фишкой у них считается парковаться поперек тротуара вплотную к зданию, таким образом, начисто перегораживая даже трехметровую пешеходную дорожку и вынуждая бесколесных товарищей выходить, рискуя жизнью, на проезжую часть. Такой феномен, как «новый русский», хорошо известен в нашей стране. Здесь то же самое, но со своей национальной окраской. Какие то промежуточные машины между мотоциклами и лексусами если и встречаются, то крайне редко по причине ничтожности социальной прослойки между нищими рабочими и их эксплуататорами.

Часам к 5 вечера, когда уже накатывала ночь, я пришел к району Orussei Market, где торговцы фруктами на узких улицах внутри квартала уже закончили свою работу, оставив только кучи мусора, к уборке которых уже приступили дворники. Немного побродив туда-сюда в поисках самого дешевого жилья, я остановил свой выбор на двухместном номере за 6 долларов. Комната была вполне приличной для своей цены, находилась всего на втором этаже, а на первом обещали бесплатный Wi-Fi. Название своего отеля я, конечно, не запомнил, но зато запомнил GPS координаты – (11.56056667, 104.9180833). В этом районе довольно много пристойных двойных номеров за 6-7 долларов, огромное количество едален и междугородний автовокзал одной из транспортных компаний. До набережной – места, где протекает вся культурная и не очень культурная жизнь Пномпеня, правда, идти полтора километра, но для любителей гулять это вряд ли может служить большой помехой. Вообще говоря, этот район специально отмечен в Lonely Planet, как популярная зона проживания туристов. Так что Orussei Market – стандартный выбор бюджетных путешественников, не желающих жить в хостеле.

Забросив вещи в отель, я решил пойти прогуляться до набережной. Вечерний Пномпень встретил меня кромешной тьмой – уличное освещение довольно убогое, а местами и вовсе отсутствует. Все местные жители с наступлением темноты также разбредаются по домам. Видно, что в этой волшебной стране народ живет по законам природы – встает и ложится вместе с солнцем, что бы не платить лишний риель за электричество. Наобум, как слепой котенок, я брел по небольшим темным и безлюдным улочкам в сторону реки, даже особо не представляя, когда и чем закончится этот путь. Но в определенный момент я решил, что хватит – дала знать накопившаяся за день усталость, да к тому же в воздух прямо-таки гудел от нарастающей возможности поймать неприятность из кромешной темноты. Как должно быть известно каждому туристу, в Камбодже у большинства населения есть огнестрельное оружие. В общем, решил я вернуться назад, поесть и лечь спать – все гуляния оставим на завтра.

Свой ужин я встретил на улице Oknha Tep Phan, которая идет мимо рынка. Это был никакой не экзотический таракан, ни, даже, более привычный нам барбос Шарик – мне приглянулась обычная камбоджийская женщина, продававшая за прилавком около дороги какие-то приятные на вид кашицы двух десятков видов. Постояв в нерешительности несколько секунд, я, наконец, отважился и спросил что это такое. На помощь тетеньке пришел мужик из-за соседнего прилавка, объяснивший мне, что It is a sweet. Действительно, блюдо, которое я выбрал, оказалось чем-то типа сладкой рисовой каши, а, точнее, именно ею, но с какими то орехово-фруктовыми добавками. Однако, среднестатистический житель Пномпеня сыт не одной только рисовой кашей - вот и в ассортименте владелицы лотка присутствовали разные виды десертов, парочку которых я с удовольствием приговорил. Все было очень вкусно и не содержало ни малейшего намека на наличие каких-нибудь, пусть даже малейших искусственных добавок. Честно слово, жил бы я в Пномпене – каждый день бы здесь завтракал. Многие горожане так и поступают – приходят и забирают домой в пакетиках по несколько видов этих простых, но оттого не менее божественных ништяков. Будучи счастливым обладателем кипятильника, я собрался у себя в номере отполировать свой ужин стаканом горячего чая. Ничто не пересилит во мне русскую традицию пить чай вприкуску, так что по дороге домой пришлось купить пару интересных сдобных булочек. И что я могу сказать – это невероятно. Никогда не думал, что из муки можно сделать такое – все кондитерско-печенюшные фабрики России, а может и всего мира тихо курят в сторонке по сравнению с тем, что творят в Пномпене. Все настолько вкусное, натуральное, оригинальное и ни на что не похожее, что здесь просто можно жить, что бы есть.

Я уже собирался баиньки, когда мне пришло SMS-сообщение от Сэма: «Hi nice to here from you. I’m at the gay bar now in street 178. Where are you? Sam». Ну что тут скажешь? Спасибо, конечно, что ответил, но чего-то я спать уже лег.  Да и вообще, как-то не хочется по таким заведениям таскаться.

Ключевые слова: 

Категория: