Хошимин. День второй: Као-Дай, Ку-Чи

На утро следующего дня (21.01.2011) Квон по очереди довез нас с Сидом до ближайшей автобусной остановки, объяснив как добраться до центра и как вернуться назад. В этот день он решил немного отдохнуть от нашего общества. Мы с индусом сели на автобус и поехали до остановки Ben-Thanh Market, откуда уже рукой подать на Pham Ngu Lao, где должна была стартовать наша экскурсия по окрестностям Хошимина.

Перед отправкой мы купили в дорогу багетов по 10 тысяч донгов за штуку. Багеты – это такие длинные бутерброды, в которых между двумя половинками булки напихана разнообразная мясная и овощная еда. Это французская тема, впившаяся во вьетнамскую культуру во время колониального периода. В Северном и Центральном Вьетнаме, которые находились под умеренным протекторатом, я французских булок не замечал. Но вот в Южном Вьетнаме, который был прямой колонией Франции, а конкретно в Сайгоне, багеты продаются повсеместно.

От дверей турагенства, в котором были куплены билеты, нас отвели на место посадки, где комфортабельный микроавтобус с кондиционером ожидал жаждущих экскурсии. Помимо меня и Сида ехали семья из четырех человек из Малайзии, семья из трех человек из Польши, парень из Сингапура и женщина из Германии. Возможно, что был еще кто-то, но я не помню. Командовал нашей операцией парнишка экскурсовод, довольно приятный, но пока не научившийся говорить по-английски без характерного вьетнамского бульканья.

Главной жемчужиной этого тура является посещение партизанских тоннелей в районе небольшого города Ку-Чи (Cu Chi tunnels). Существуют экскурсии к тоннелям Кучи на пол дня стоимостью 5 долларов. Но мой мудрый друг Сид, выбором которого я руководствовался, предпочел тур на целый день стоимостью 6 баксов, посчитав, что за лишний доллар он получит в 2 раза больше. Во всяком случае, для меня пол дня, которые мы катались по окрестностям, были потрачены впустую. Стоило оставить только тоннели Кучи, а оставшееся время провести в Хошимине, с которым я так и не успел познакомиться.

Первую половину дня, мы потратили на то что бы посетить фабрику вьетнамских промыслов, где можно за большие бабки купить сувенирную продукцию, и Cao Dai Great Temple – храм одной весьма популярной вьетнамской секты, находящийся в 100 километрах от Хошимина.

Као-Дай

Во время пребывания во Вьетнаме, я понятия не имел, что такое Као-Дай, и решил прочесть об этом только недавно. Это секта, которая появилась во Вьетнаме в начале 20 века, после того, как одному важному мужику снизошло Божественное Откровение. Новая религия быстро стала набирать популярность и в настоящее время количество ее последователей превышает 3 миллиона человек, в основном – вьетнамцев. Као-Дай пытается объединить в себе все мировые религии, но в рамках религиозных обрядов особо выделяются Буддизм, Даосизм и Христианство. Осой фишкой данной религии является то, что помимо основных фигур мировых религия, таких как Будда, Мухаммед, Христос или Конфуций, почитаются в качестве святых более близкие современности личности: Лев Толстой или Виктор Гюго. Подробнее про Као-Дай можно прочесть в Википедии.

Ну и соответственно, Cao Dai Great Temple – это главный храм религии Као-Дай, в котором 3 раза в день проводят религиозные церемонии. Все участники этого действа – простые люди, а не профессиональные священнослужители (забавное словосочетание). Они одеваются в одежды четырех разных цветов - голубой, красный, желтый и белый, каждый из которых символизирует свою религию – буддизм, католицизм, даосизм и сам каодаизм соответственно. Само действо меня нисколько не вставило, но это не важно, я человек чужой, а храм – не цирк. Больше всего меня поразило то, что по какой-то причине это место стало популярным туристическим аттракционом. Десятки бледнолицых туристов толпились на лестнице и балконе второго этажа, щелкая камерами. У меня такое ощущение, что абсолютное большинство из них попадает сюда, так же как и я – не имея ни малейшего представления, что это за место, а просто потому, что их привез туристический автобус. А турист – это такое существо, которое сперва щелкает фотоаппаратом, потом смотрит несколько минут, а затем, толкаясь, уходит, потому что становится скучно. А для многих людей храм – это центр духовной жизни. Мне стало несколько стыдно перед прихожанами и за себя, и за всех остальных туристов, и за тех, кто организует сюда экскурсии. Спустившись на улицу, я застал там Сида, который вообще не пошел вовнутрь и был солидарен со мной в том, что храм – это не музей и не шоу.

Храм Cao Dai - центральный вход

Внешне храм выглядит довольно оригинально, украшенный яркими цветными фигурами и символикой различных религий. Но повторюсь, что если у вас нет личного интереса в религиоведение, то смысла сюда ехать нет никакого.

Храм Cao Dai

Разумеется, экскурсия на полный день требует кормления туристов, и после посещения храма мы заехали в специальный ресторан со специальными ценами. Мы с Сидом выпили по бесплатной кружке холодного зеленого чая, но остальные, как порядочные люди, заказали себе поесть, порадовав гостеприимных вьетнамцев.

Ку-Чи

После пары часов езды, мы, наконец, добрались до тоннелей Ку-Чи. Как оказалось, нужно еще уплатить 70 тысяч донгов за входной билет. Мне было не жалко, но Сид проявил чудеса хитрожопости – он пожаловался нашему проводнику, что он бедный индус, у которого нет денег, после чего вьетнамское сердце растаяло, и скряга был проведен нахаляву. Вообще говоря, Сид довольно занятная личность, но о нем расскажу попозже. Сейчас пойдем в тоннели.

Про тоннели Ку-Чи предостаточно информации в Интернете, а я лишь остановлюсь на основных моментах да собственных ощущениях от этого места.

Жители вьетнамской деревни Ку-Чи издавна отличались невероятным патриотизмом. Еще до того, как они начали ненавидеть американцев, лучики их ненависти падали на французов, которые считали Южный Вьетнам своей колонией вплоть до 1954 года. Еще в 40-е годы годы 20 века вьетнамцы начали строить систему тоннелей – надежное укрытие, откуда можно было бы вести подрывную партизанскую деятельность прямо под носом врага. Так что когда в Сайгон явились американцы, несколько тысяч жителей деревни Ку-Чи передислоцировались в подземелье, которое начали развивать с тысячикратным упорством. К концу войны была сделана система туннелей протяженностью 200 километров, идущая от Сайгона до границы с Камбоджой. В этом подземном городе в тяжелейших условиях проживало несколько тысяч человек, которые вели бескомпромиссную борьбу с америкосомами. При этом партизаны действовали настолько скрытно и эффективно, что ни ковровые бомбардировки, ни напалм, ни наземные спецоперации не смогли сломать этот очаг сопротивления.

Ловушка для американцев

Посетители музейного комплекса Ку-Чи, сперва просматривают старый документальный фильм, посвященный туннелям и их героическим обитателям, а затем идут осматривать поверхностные сооружения. Туннели представляют собой довольно сложную систему, позволяющую людям выживать в условиях полной изоляции под покровом непрекращающихся боевых действий, при этом, уничтожая группы солдат противника, у которых хватало наглости сюда сунуться. Имеется несколько уровней помещений, нижние из которых находятся на глубине 30 метров. Это делает их недоступными для уничтожения с воздуха. Туннели подходят как к реке Сайгон, откуда бралась питьевая вода, так к границе с Камбоджой, откуда иногда могли поступать грузы с помощью. Входы в туннели были не только тщательно замаскированы, но и имели размеры, не позволяющие американским военным в обмундировании пролезть внутрь.

Были придуманы интересные решения конструкции, позволяющие скрывать следы жизнедеятельности, даже дым от дымоходов. На поверхности были расставлены многочисленные хитроумные капканы и ловушки разной конструкции, выводящие из строя пехоту противника. Все неразорвавшиеся американские авиабомбы аккуратно перерабатывались и становились новым оружием. Из каучуковых деревьев добывали материал, который шел на производство обуви. Неприметное растение, обладающее съедобным корнеплодом, служило основным источником пищи для партизан на протяжении долгих лет войны. Специально для туристов имеется возможность спуститься в один из верхних тоннелей и, согнувшись в 2 раза, пройти пару десятков метров и вылезти на другом конце. Глубина там всего метра 2-3, но выходишь оттуда весь мокрый от жары, наслаждаясь глотком свежего воздуха после духоты подземелья. Мне страшно представить, каково было людям находиться на нижнем уровне.

Шеф демонстрирует легендарный корнеплод

В туннелях Ку-Чи я проникся громадным уважением к тем людям, которые здесь когда-то сражались, и ко всему гордому народу этой маленькой страны, который бескомпромиссной силой воли, трудолюбием и бесстрашием смог совершить настоящее чудо – отстоять независимость в борьбе с крупнейшей сверхдержавой. Сами вьетнамцы сейчас относятся к событиям тех лет просто - все плохое забыто, идет другая, мирная жизнь. Тоннели Ку-Чи превратились в популярный туристический аттракцион, где можно сфотографироваться с обгоревшим остовом американского танка, пострелять из Калашникова или купить футболку с надписью «Good morning, Vietnam».

Уже по темноте наша дружная экскурсионная группа вернулась в Хошимин, не забыв посетить по дороге недешевый магазин с чаем и кофе. В целом ощущение от поездки осталось положительным. Даже несколько часов, проведенных в дороге, прошли весело – наш проводник старался нас развлекать, да и я с удовольствием послушал истории странствий туристов из нашего автобуса. Мы с Сидом вышли из «газели» и пошли на автобус до дома Квона.

Сидхартха

Я бы не сказал, что Сид – человек выдающийся, но в нем явно были стороны, к которым мне хотелось присмотреться, а кое-что и перенять. Родился он в Калькутте в семье небогатых родителей, где и окончил среднюю школу. Работал в сфере торговли, пока не открыл для себя фондовый рынок. Играя на бирже деньгами какой-то управляющей компании, заработал себе на пару коттеджей, после чего решил увлечься странствиями. Сдавая недвижимость в аренду, он получал стабильный доход, часть из которого, а именно 300 долларов в месяц, тратил на текущие расходы. В свои 30 лет он уже жил в таком режиме 2 последних года и не собирался ничего менять. Не отказываясь от некоторых удовольствий и не переходя на автостоп, он, тем не менее, экономил каждую копейку. Решив попить пива в баре, Сид мог полчаса ходить по всем заведениям округи, изучая, где дешевле. Показателен случай, когда ему нужно было поменять 200 долларов на донги. Он знал, что лучший курс, который существует – это 20100 донгов за американский бакс. Наплевав на возможность опоздать на последний автобус до Квона, принципиальный финансист обходил все ювелирные лавки, пока не нашел то, что искал. Даже цену 20090 донгов он сразу отметал, хотя на 200 долларов получалась ничтожная разница в 3 рубля. И так во всем! Сидхартха был профессиональным спортсменом по части экономии бабок. Хотя, на мой взгляд, он местами перегибал палку, общая его стратегия меня зацепила, и я принял это себе на вооружение. «Никогда не будь ни на что согласным» - говорил Сид – «Делай вид, что тебе плевать на все предложения, тогда никто тебя не сможет обмануть». Говорят, что вьетнамцы – самая ушлая нация, но, глядя на индуса, мне на ум сразу приходила поговорка: «Нашла коса на камень». Отношение к тратам – было не единственной вещью, которая мне приглянулась. Мне очень понравилось, как Сид взаимодействовал с окружающими. Даже, порой, не имея общего языка, он, болтая и ярко жестикулируя, спрашивал дорогу, торговался или решал какие-нибудь другие вопросы. При этом Сид ни на секунду не зависал – не добившись нужного от одного человека, тут же переходил ко второму, третьему и так, пока не получал своего.

Витя и Квон

Ладно, хватит с бедняги. После экскурсии по окрестностям Хошимина мы таки сели на автобус и доехала до остановки, где нас встретил наш друг Квон. В этот вечер его мама ничего не готовила, так что ужинали мы втроем в местной забегаловке тарелкой Фо за 15 тысяч донгов. Добив это дело багетами, купленными в придорожном лотке, добрались до Квона и, сделав кое-какие дела, легли спать.

Ключевые слова: 

Категория: