Мьянма. Первый день.

Янгон

Международный аэропорт Янгона представляет собой чистое отремонтированное здание, своими масштабами напоминающее провинциальный аэропорт моего любимого Омска. То есть, прилетев с утра, я не встретил никого, кроме пассажиров наша рейса. Мьянма находится в некоторой международной изоляции и пока не особо привлекательна для туристов и бизнесменов. Несколько рейсов в день – вполне достаточно, чтобы удовлетворить всех желающих. Самое интересное, что большинство пассажиров – это тайцы, которые посещают Мьянму, как мне кажется,  в целях религиозного туризма. Мьянма – одно из древнейших буддистских государств с множеством почитаемых святынь. 

Небольшая площадь перед аэропортом была девственно чиста, так же как и зал прилета. Стояло лишь несколько таксистов на японских машинах 70-х годов. Мне попытались не особо навязчиво предложить свои услуги. Я объяснил, что мне нужен автобус, получил указание в какую сторону двигаться и пошел. 

Идя по дороге вдоль аэропорта, не совсем понимаешь, где находишься. Пешеходов нет вообще, изредка проезжают таксисты, по обе стороны дороги возвышаются высокие бетонные заборы, асфальт идеальный, на земле нет ни соринки.  Но буквально через километр аэропортовая дорога кончается, и начинаются обычные янгонские улицы с совершенно необычными янгонскими машинами. Почти все автомобили в Мьянме – это убитое японское старье, причем убитое еще лет 20 тому назад. Ситуация здесь аналогична Кубе, когда у населения нет денег на новые машины, и люди исхитряются как только могут, продлевая жизнь престарелых колымаг. 

Я добрался до остановки, сел на лавочку начал высматривать автобус до пагоды Суле – месту повышенной концентрации гостиниц. В Lonely Planet написано, что от аэропорта в нужную сторону идут автобусы с номерами 51 и 53. К моему глубокому изумлению, встретить знакомые циферки крайне затруднительно – гордые бирманцы всюду используют цифры из собственного алфавита, чем отличаются от всего остального Человечества.

К радости, в путеводителе нашлась табличка соответствия. Пока высматривал нужный мне номер, обратил внимание, что общественным транспортом  здесь бывают не только раздолбанные автобусы, но еще и пикапы, где пассажиры стоят в открытых кузовах. Видимо это более дешевый вариант. Я проявил себя консерватором и забрался в автобус, обрадовав своим появлением ехавших там бирманцев.

Народу в общественном транспорте, примерно как у нас в час пик – стоя, тесно, но дышать можно. Местных денег у меня не было, зато была главная мировая валюта – американские баксы. Хотел было дать кондуктору 1 доллар, но один сердобольный пассажир решил заплатить за меня. Билет в автобусе стоит 200 кьят, что на тот момент равнялось четвери доллара. Добрые люди даже выделили мне сидячее место на узкой деревянной скамейке, куда мы с моим рюкзаком с благодарностью устроились. Рядом со мной  сидела молодая худенькая девушка с милым застенчивым личиком, одетая в традиционную для бирманских женщин юбку до земли. Ее щеки были слегка подкрашены танакой – традиционным мьянмарским «макияжем». Она немного говорила по-английски и ехала до той же остановки, что и я. В прочем, пагода Суле – это конечная. 

Выйдя на улицу, попытался сориентироваться на местности и найти Tokyo Guest House – самое приличное место в районе, где якобы можно найти сингл за 7 долларов. Тут я заметил свою соседку по автобусу, которая еще не успела убежать, и обратился к ней за помощью. Пока девушка вела меня к отелю, мы с ней о том, о сем поболтали.  

Данные моего путеводителя успели устареть – за 7 баксов в принципе можно было снять место в дорме, но их, разумеется, не было. Были только даблы за 20, но для меня это показалось неприемлемым.  Пошел искать другое дешевое жилье по округе, но что-то все обозначенное в Lonely Planet было либо закрыто, либо подорожало, либо просто не попадалось на глаза. Сделав круг по окрестным кварталам, я на все плюнул и пошел в YMCA – отель, о котором в путеводители сказано как о грязном и нестоящим своих денег. Честно говоря – это правда, но дешевле 7 долларов в Янгоне вряд ли можно что-то найти, по крайней мере -  для иностранцев. Дело в том, что вся туристическая инфраструктура Мьянмы обложена специальным налогом – цены для туристов и граждан сильно отличаются. Отели, автобусы, поезда, самолеты – почти везде нужно платить в 2 раза больше. И это – государственная политика, а не развод.

А вообще, YMCA – это какая-то благотворительная организация, тратящая часть своего дохода, в том числе и мои 7 долларов, на какие-то добрые дела. За указанную сумму я получил зачуханный номер с двумя одиночными кроватями, вентилятором и видом во двор через решетчатое  окно. Туалета внутри не было – он, как и душевая, были общими на этаж. Здание гостиницы довольно крупное, так что свободные номера есть там, скорее всего, в любое время. Основные постояльцы – жители Мьянмы, поскольку иностранец не станет жить в такой дыре при наличии выбора. Ремонт во всем отеле не делался, наверное, лет 20-30. Так что если бы его даже регулярно и тщательно мыли, то ощущение грязи никуда бы от этого не делось.

Сильно взмокший от поиска отеля на янгонской жаре, я решил принять душ, перед тем как идти по делам дальше. Общественная душевая,  по совместительству являющаяся еще и туалетом,  была, пожалуй, самым раздолбанным помещением в отеле. Старый отваливающийся кафель,  загаженные раковины, ржавеющие краны, грязные рваные полиэтиленовые шторки в душевых кабинах и не самый лучший запах отбивали всякое желание что-либо трогать. Но выбора не было – пришлось сжать волю в кулак и помыться.

Но во всем этом гадюшнике была одна вещь, которая меня растрогала. Это отношение обслуживающего персонала. У меня было, чувство, что, даже придя в какой-нибудь пятизвездочный Хилтон и заказав королевский люкс, я бы не ощущал такой душевной теплоты и желания угодить.  Передо мной разве что не расшаркивались, будто я выше их по своему статусу, как какой-то английский лорд. Честное слово, было немного не удобно от этого.

Первое, что нужно было сделать – это обменять валюту и купить билет до Пагана.  

Деньги

Собираясь в Мьянму, следует знать, что кредитные карточки здесь бесполезны. Всю необходимую сумму нужно привезти в долларах США. 

Необходимо иметь 100 долларовые купюры, что бы менять их на кьяты.

Так же желательно иметь мелкие купюры в 1 и 5 долларов, которыми удобно рассчитываться за всякие туристические поборы.

Разводка с обменом валюты.

Рядом с пагодой Суле постоянно работают мошенники. К вам прямо на улице подходят активные молодые люди и предлагают поменять доллары на кьяты по выгодному курсу. Особенность данной валютной пары в том, что 100 баксов  - это примерно 85000 кьят, то есть 85 купюр по 1000. А это требует времени на пересчет. У вас на быстро глазах отсчитывают нужную сумму, суют ее вам в руки, начинают кричать что-то про полицию и просить поскорее отдать вам доллары. Если вы отдали деньги, то ребята исчезают. При пересчете оказывается, что купюр не хватает – примерно трети. Фишка в том, что в их пачке часть купюр сложено вдвое, и при подсчете одна такая купюра считается 2 раза.

Я решил поменять у ребят небольшую сумму – долларов 30, и перед тем, как отдать свои бабки начал тщательно сам пересчитывать. Они начали странно себя вести – засовывали деньги мне в карман, торопили, кричали про полицию. Когда я, считая пачку, увидел нехватку купюр, то паренек начал мне в руки засовывать еще денег. В общем, полная херня – вернул ему кьяты назад. Оторвавшись от этого занимательного процесса, заметил пожилого белого мужчину, стоящего молча рядом и с легкой улыбкой наблюдающего за действом. «Че тут происходит?» - спросил я его. «Тебя пытаются нае..ть» - ответил седовласый турист на английском языке. Мужик сказал, что уже месяц в Мьянме, деньги меняет только в правительственных учреждениях по цене 800 кьят за доллар. Ну что ж, спасибо, добрый человек, буду знать. 

Пошел в сторону железнодорожного вокзала, где вроде как  находится много туристических агентств и автобусных касс. Тут ко мне подошел бирманский дядька средних лет и затеял ненавязчивую беседу, дескать, привет, че куда. Кто такие помогалы я знаю,  но почему-то мне хотелось верить этому человеку. Мужик выглядел очень опрятно и прекрасно говорил по-английски. Он был одет в типичную одежду бирманского мужчины – белая рубашка с коротким рукавом, лонджи (традиционная мужская юбка) и сандалии. Отличить прилично одетого человека от неприлично одетого можно только по новизне одежды, ее чистоте и модным аксессуарам, типа часов. В остальном – все одинаковое. Еще одна забавная фишка в гардеробе – это большой кошелек, который принято опасно носить, затыкая сзади за «юбку». Но говорят, что карманные кражи в Мьянме – большая редкость. Юбка лонджи – это, вообще говоря, не совсем юбка. Это кусок ткани в клеточку, который завязывается в узел спереди. Такое крепление, понятное дело, штука не надежная, поэтому мужчины постоянно себя перепеленывают. Очень весело.

В общем вот, мужик наплел мне про то, что он де старый друг российского посла и может мне подсказать, если что нужно.  Первым делом мы пошли менять доллары на кьяты в какую-то его знакомую точку на углу улиц Bogyoke и Bosunpet.  В стене дома располагалась ниша, где и сидел меняла вместе со своим имуществом, прячась в тени под небольшим навесом. Мне предложили 850 кьят за 1 доллар, что в последствии оказалось самым лучшим курсом. Я спокойно сел на стул и пересчитал толстенную пачку купюр – все чисто. По окончанию валютной операции мне вручили визитку с адресом и телефонами, что было даже забавно, как если бы бабушка, торгующая семечками, раздавала бы что-то подобное: «У стены парекмахерской, второе место слева между носками и котятами».

Затем мы пошли покупать билеты до Пагана, точнее – до Nyaung U. Центр археологической зоны – это Old Bagan. Сейчас там только исторические здания и самые дорогие отели. Чуть южнее находится New Bagan, а немного севернее – Nyaung U. В последнем находятся самые дешевые отели и проживает большинство местных жителей. Контора, в которой я покупал билеты, имеет даже свой сайт http://lphtravel.com/ -  может кому и пригодится. Точно не помню, сколько с меня взяли, вроде 18 тысяч. Автобусных компаний там ездит море - уверен, что можно найти дешевле, но мне пообещали чуть ли не Sleeper Bus. На выходе мы попрощались с моим бирманским другом. Он попросил тыщу кьят на попить, дескать, устал ходить со мной по жаре. Тьфу.

Какое-то время я  гулял по этому разлагающемуся городу, а уже ближе к темноте поехал в Шведагон – возможно самый выдающийся буддистский храм в мире.

Шведагон

Пагода Шведагон – это гордость Мьянмы. В ее фундаменте хранятся реликвии 4 разных будд, в том числе и 8 волосков Гаутамы. Вопреки представлениям несведущих темных личностей, будда – это не конкретная личность, а человек – достигший просветления. Главное достоинство индийского принца Сиддхартхаи Гаутамы в том, что, пробудившись, он занялся активной проповеднической деятельностью, помогая людям достичь внутренней гармонии. Главное сооружение храма – это огромная 98-ми метровая позолоченная ступа, шпиль которой украшен крупными драгоценными камнями.

От пагоды Суле туда ездят какие-то автобусы, но от ближайшей к Шведагону остановки придется идти минут десять.

Территория пагоды вместе с прилегающим парком имеет довольно внушительную площадь где-то 500 на 500 метров. Внутрь можно попасть через один из 4 выходов, сориентированных по сторонам света. Входной билет для иностранцев стоит 5 долларом за день посещения. Надеясь сэкономить, я зашел с какого-то не самого главного входа и, сделав лицо кирпичом, пробрался  в глубь. Но, несмотря на все мои попытки затеряться в толпе, меня вычислили и попросили пройти в кассу. Входной билет выполнен в виде стикера и наклеивается на грудь, а я был с такой примечательной в этих краях внешностью и без наклейки. Ну и ладно. Здесь, как и во всех прочих кассах для туристов, при отсутствии 5 долларов, вам предложат заплатить 5000 кьят, что, на самом деле, на доллар больше. Так что мелкие баксы могут пригодиться.

Шведагон, конечно, красив, особенно в темноте, когда подсвечивается множеством ламп и свечей. Все эти тонны золота в лучах света буквально завораживают. Вокруг центральной золотой ступы расположены разные помещения и сооружения религиозной направленности – ступы поменьше, комнаты для молитв, где-то Будда сидит, где-то фонтанчик специальный течет, где-то еще что. Между всеми этими буддистскими объектами ходят монахи, просты жители Мьянмы и иностранные паломники, простираясь время от времени ниц. Разумеется, есть и куча туристов, то там, то сям запускающие вспышки фотоаппаратов. 

Шведагонская разводка

Когда я сидел в одном из молельных помещений, созерцая статую Будды, ко мне подошел молодой улыбающийся монах и завел беседу. Ну завел и завел - монах все-таки, должен быть хорошим человеком.  Он предложил мне по быстрому показать-рассказать что здесь да как, на что я согласился. За 10 минут я узнал, где хранятся волоски Будды, как правильно бить головой об землю, посмотрел, как блестят драгоценные камни на шпиле, выполнил ритуал на удачу и ритуал на хорошие сны. После того, как я почти стал буддистом, монашек отвел меня на возвышенность рядом со стеной, где записал в свой блокнотик мое имя и адрес электронной почты, а так же показал, где находится его монастырь, и пригласил меня к себе в гости.  Ничего не забыл? Ну конечно, он попросил у меня 4 тысячи кьят на такси до монастыря. Я, конечно, немного расстроился и даже впал в некоторое замешательство, задумавшись, не совершу ли я вселенское зло, отказав монаху с лицом Будды, к тому же, сделавшему мне добро. Но денег на всякий случай дал, что бы не дай Бог свою карму не испортить. Позднее оказалось, что это развод. Об этом даже писал Сергей Жаров, но у меня просто не отложилось в памяти. Мошенники под видом монахов вымогают наличность, в то время как служителям Будды вообще нельзя прикасаться к деньгам. 

Честно говоря,  бирманские пройдохи вызывают у меня даже восхищение тем, как они умеют врать, сохраняя лицо невинным и просветленным. Кажется, что тебя пытается нагреть сам Христос или Гаутама. 

В отель вернулся спокойно и без происшествий – автобусы ходят допоздна. 

 

Ключевые слова: 

Категория: